Музей возвратился из эвакуации только в феврале 1944 года1. Сразу же началась работа по проверке сохранности музейных предметов, подготовке экспозиции, ремонту залов во дворце и открытию их для посетителей. Были приняты на работу младшими научными сотрудниками Грансберг Алина Христофоровна2 и Апаринова Мария Николаевна3. Тогда же в музее начинают работать и реставраторы: подготовкой картин к экспозиции занимался известный художник, представитель «Комитета по делам Искусств» Александр Дмитриевич Корин4; с 5 октября на временную работу была зачислена Молдаванова Евдокия Федосьевна5 для реставрации музейных тканей; 10 октября - Кузнецов Михаил Григорьевич для приведения в порядок музейной мебели6. 21 октября специальной комиссией в составе руководства санатория, музея и реставраторов был осуществлен осмотр музейных предметов для включения их в список на проведение плановых реставрационных работ. В основном речь шла о предметах декоративно-прикладного искусства и мраморных бюстах. А уже 5 ноября71944 г. , к 27-й годовщине Октябрьской революции, состоялось открытие экспозиции музея для посетителей.

Приказы Санатория также дают возможность восстановить имена тех сотрудников музея, которые работали в нем в военные годы. Так, например, в приказе от 20 марта 1945 г. за № 87-а8 значатся: Починовский Иван Михайлович – директор музея, Апаринова Мария Николаевна – научный сотрудник музея и 4 уборщицы - Глухова Ольга Дмитриевна, Харина Любовь Николаевна, Калинкина Анна Тимофеевна и Козырева Ксения Михайловна.

В научном архиве музея сохранились записки9 И.М. Починовского о работе в военные годы:

«II Эвакуационный период (41-43 г).

Экспонаты приходилось не столько… консервировать, сколько спасать от гибели…Мною был произведен переучет всего имущества, были составлены описи, отпечатаны на машинке…была произведена проверка состояния имущества…с помощью… Комиссии командированной из Центра в составе специалистов от Ленинградск. Эрмитажа, находивш. в это время в Новосибирске…
III период.
Была произведена срочно и форсированно работа по приведению в порядок всего имущества при содействии Комиссии Комитета искусств и Управления нашего Санатория.
Были отреставрированы в первую очередь особо ценные пострадавшие вещи и другие относящиеся к экспонатам в залах Музея. Конечно, реставрация эта была условной. Лишь бы не задерживать а промывка и очистка мраморов от пыли …закопанные мрамора…
- открытия Музея. -
Не функционируя ещё нормально Музей тем не менее и в этот период допускал посетителей (отдыхающих Санатория). Мне приходилось принимать в это время группы ученых, которые вырывались на самолетах из блокадного Ленинграда…в главном зале Ротонда мною была устроена выставка редких книг б-ки и проведена с ними на эту тему беседа. Так как залы Музея ещё были закрыты, то в вестибюле Музея и Столовой устраивались на отдельные темы экспозиции книжного собрания».
Так закончились военные будни и испытания для сотрудников санатория и музея «Архангельское».







1 Приказ № 34 от 1 февраля 1944 г. (в Книге приказов № 1, инв. № 36, л. 36).


2 Приказ № 260 от 23 августа 1944 г. (в Книге приказов № 4, инв. № 39, л.17).


3 Приказ № 294 от 25 сентября 1944 г. (в Книге приказов № 4, инв. № 39, л. 58 об.)


4 Приказ № 342 от 5 ноября 1944 г. (в Книге приказов № 5, инв. № 40, л. 20).


5 Приказ № 306 от 6 октября 1944 г. (в Книге приказов № 4, инв. № 39, л. 77).


6 Приказ № 310 от 10 октября 1944 г. (в Книге приказов № 4, инв. № 39, л. 82 об.).


7 Приказ № 342 от 5 ноября 1944 г. (в Книге приказов № 5, инв. № 40, л. 20).


8 Книга приказов № 2, инв. № 42, л. 20.


9 И.М. Починовский. 20 лет работы (1930-1950 ). Инв. № 125-на (Отчет черновик), лл. 9-12. Записи сделаны карандашом. Орфография и пунктуация сохранены (Г.М.)