В Архангельском после эвакуации музея и санатория на Урал.
1941-1944 гг.

После отъезда музея в составе санатория на Урал в Архангельском жизнь не замерла. Часть санатория и музейного имущества остались. И надо было налаживать жизнь небольшими силами. Экскурсовод В.П. Найдышева была переведена1 на должность заведующей хозяйством музея. А её супруг, бывший директор музея Алексей Александрович Найдышев, несмотря на ухудшившееся в 1939 году состояние здоровья, с 15 ноября 1941 г. был вновь зачислен2 на службу в музей сторожем-смотрителем для сохранения оставшихся в Архангельском после отправки в эвакуацию музейных экспонатов. Была проведена их инвентаризация3 в составе специально созданной комиссии, куда вошли сотрудники Ботина Е.И., Голубицкий В.М. и Михайлова П.Ф. 


Для поддержания в порядке зданий и сооружений в санатории в ноябре 1941 г. был укомплектован необходимый штат сотрудников из числа вольнонаемных работников. Это коснулось пожарно-сторожевой охраны, телефонной и водонасосной станций, коммунального, садоводческого хозяйства. Заведующий садово-парковым хозяйством Иван Ерофеевич Новиков уехавший с эшелоном на Урал, в январе 1942 года вернулся к своим обязанностям в Архангельском.

К трудностям по сохранению оставшегося в Архангельском музейного имущества добавилось и то обстоятельство, что с начала января на втором этаже «старого дворца» было открыто 1-е отделение санатория на 100 коек под руководством И. М. Фридемана4, которое продолжало принимать на отдых и лечение раненных в боях красноармейцев. В бывшей библиотеке в западном придворцовом флигеле была оборудована мастерская скульптора Веры Мухиной, которая работала над воплощением образов советских военачальников, приезжавших на кратковременный отдых в Архангельское.

В корпусах санатория над Москвой-рекой до середины августа 1942 года будет размещаться военный госпиталь № 1910.


В июле 1942 г. специальной комиссией «…под председательством младшего политрука т. Маланьина и членов – Зав. библиотекой т. Михайлова и сторож-хранитель музея т. Ботина»5 была обследована на предмет повреждений скульптура в парке. Несмотря на нахождение большинства экспонатов музея в эвакуации, в Архангельском были приняты на работу новые его сотрудники: библиотекарь Оболтина Анна Александровна6 и уборщица Сомова Юлия Сергеевна7.
Как только миновала угроза Москве, руководство санатория стало задумываться о возвращении в Архангельское, что и будет осуществлено в мае 1943 года.


6 мая 1943 г. Верх-Нейвинское отделение Центрального Санатория Красной Армии «Архангельское» было свернуто и убыло эшелоном в Архангельское. На его месте в Верх-Нейвинске разместился военный туберкулезный санаторий «Марфино». А после войны здесь будет действовать неврологический санаторий ВЦСПС.
Экспонаты музея решено было оставить на Урале до окончания войны, о чем свидетельствуют следующие приказы начальника отделения Санатория в Верх-Нейвинске полковника медицинской службы И.М. Фридемана:
- от 16 апреля 1943 г. за № 1118:


«1. Согласно полученных мною указаний все музейное имущество вывезенное из Архангельского…до конца войны оставить в Верх-Нейвинске, в ныне занимаемом помещении.
2. … временным заместителем по музею назначаю т. ГРОЗОВСКОГО и предлагаю:
а). возглавить все работы по организации правильной консервации музейных ценностей;
б). продолжить и закончить первичную стадию реставрации музейной мебели;
в). организовать надежную сторожевую и противопожарную охрану музея;
г). один раз в месяц письменно доносить мне о проделанных работах и состоянии музейного имущества…»;

- от 1 мая 1943 г. за № 1219:
«…Сторожей Арапова Якова Ивановича, Цыганова Якова Алексеевича и Алексеева Григория Давидовича оставить в штате музея…».
Но вскоре Б.А. Грозовский будет вызван для продолжения работы в Архангельском, и вся ответственность за сохранность музейных экспонатов опять будет возложена на его заведующего И.М. Починовского.
В приказе от 15 июня 1943 г. за № 17810 говорилось следующее:

«…1. Вызвать нач. клуба ст. лейтенанта т. ГРОЗОВСКОГО из Верх-Нейвинска для исполнения своих прямых обязанностей по службе.
Дела по музею передать т. ПОЧИНОВСКОМУ, которого утверждаю своим помощником по музею и уполномачиваю его вести все вопросы на месте, связанные по сохранности мзея.
2. Моему заместителю по полит.части договориться с ГлавПУРККА11 и Глав. Воен. Сан. Упром К.А. о необходимости посылки указаний Военному совету чтобы последние наблюдали и помогали в работе т. ПОЧИНОВСКОГО по сохранности произведений искусства...»
Такое положение будет сохраняться до возвращения музея в Архангельское в начале 1944 года.


1.Приказ № 294 от 3 сентября 1941 г. (в Книге приказов…№ 3, инв. № 23, л. 277).

2.Приказ № 8 от 31 декабря 1941 г. (в Книге приказов…№ 6, инв. № 24, л. 9 об).

3.Приказ № 28 от 8 марта 1942 г. (в Книге приказов № 4, инв. № 27, л. 23).

4.Приказ № 10 от 9 января 1942 г. (в Книге приказов…№ 1, инв. № 25, л. 24).

5.Приказ № 155 от 12 оюля 1942 г. (в Книге приказов № 4, инв. № 27, л. 98 об.).

6.Приказ № 224 от 27 июля 1943 г. (в Книге приказов № 1, инв. № 36, лл. 8об.-9об.)

7.Приказ № 301 от 10 октября 1943 г. (в Книге приказов № 9, инв. № 34, лл. 82 об.-83).

8.В Книге приказов № 7, инв. № 32., л. 64.

9.В Книге приказов…№ 10, инв. № 31, л. 80 об.

10.В Книге приказов № 8, инв. № 33, л. 43.

11.Главное политическое управление Рабоче-крестьянской Красной Армии