17 ноября

В солнечные ноябрьские дни яркая палитра красок природы не перестает радовать прогуливающихся в парках людей. Аллеи с каждым днем становятся все величественнее и прозрачнее. Капли дождя и первые снежинки несут с собой надежды на очищение и обновление. Порой налетает резкий ветер, а вечерами опускается кромешная тьма, и появляется особенно сильное чувство ностальгии по прошлому.

Бывшие владельцы подмосковных усадеб в минувшие XVIII- XIX вв. к этому времени года обычно уезжали в более теплые края или в свои столичные дворцы. Однако, жизнь в летних резиденциях полностью не затихала. Одно из свидетельств о приезде в Архангельское гостей, посещении дворца и парка в ноябре 1867 г. представлено ниже.

Сначала несколько слов о главном герое нашей заметки – французском композиторе Гекторе Берлиозе (Hector Berlioz, 1803-1869). 11 декабря 2021 г. исполнится 218 лет со дня его рождения. Известно, что в детстве он был способным мальчиком, играл на флейте и гитаре, уже тогда создал свои первые романсы. В 1826 г. Гектор поступил в Парижскую консерваторию, которую триумфально закончил написанием «Фантастической симфонии». Молодой сочинитель был удостоен престижной Римской премии, благодаря чему смог отправиться на учебу в Италию.

В будущем многие произведения Гектора Берлиоза получили мировую известность. Среди них – кантата «Смерть Сарданапала»; увертюры «Король Лир», «Роб Рой»; симфонии «Гарольд в Италии», «Торжественно-траурная симфония», «Ромео и Джульетта»; месса «Реквием»; оперы «Бенвенуто Челлини», «Осуждение Фауста», «Троянцы», «Беатрис и Бенедикт»; оратория «Детство Христа»; несколько сотен песен. Его научные труды «Трактат об инструментовке и оркестровке» и «Дирижер оркестра» до сих пор являются обязательными книгами для начинающих композиторов и дирижеров. Тем не менее, сочинительство и дирижирование приносило Гектору Берлиозу мало дохода. Музыканту приходилось заниматься журналистикой и работать библиотекарем в консерватории.

Два гастрольных тура по России – в 1847 и 1867-1868 гг. помогли композитору не только спастись от банкротства, но и дали возможность найти новых друзей, обрести большое количество поклонников. Сохранившиеся письма Гектора Берлиоза передают целую гамму чувств и эмоций, пережитых автором.

«Необычайно горячо относится ко мне и публика, и пресса. На втором концерте после «Фантастической симфонии» (Петербург, 25 ноября по старому стилю 1867 г. – Н.Д.) меня вызывали шесть раз. Исполнение было прекрасным, и IV часть повторяли.

Какой оркестр! Что за точность! Что за сыгранность! Не знаю, удавалось ли Бетховену слышать хоть когда-нибудь такое исполнение. Нужно ли говорить, что, когда я встаю за пульт и вижу вокруг себя этих приятных мне людей, то, несмотря на мучительную боль, я оживаю. И начинаю дирижировать, как никогда, быть может, мне не приходилось дирижировать… Она (Великая княгиня Елена Павловна, урожденная принцесса Вюртенбергская, 1806-1873 – Н.Д.) попросила меня, чтобы я пришел к ней как-нибудь вечером почитать «Гамлета». Недавно я рассказывал в ее присутствии о книге Сен-Виктора «Люди и боги» и вот Ее Высочество и все ее фрейлины бросились покупать эту книгу и восхищаться ею. Здесь любят все прекрасное, живут событиями музыкальной и литературной жизни; здесь в сердцах огонь, заставляющий забыть про снег и зиму…» (Письмо Г. Берлиоза к Эдуарду Александру. Из Санкт-Петербурга, от 15 декабря 1867 // Берлиоз Г. Избранные письма. В 2-х кн. Кн. 2; 1853-1868 гг. Сост., пер., коммент. В. Александровой, Е. Бронфин. – Л.: Музыка, 1985. – С. 225-226)

В свою последнюю поездку в Москву Гектор Берлиоз останавливался в квартире русского музыковеда, писателя и общественного деятеля, князя Владимира Федоровича Одоевского (1804-1869), а после продолжал общаться с ним по переписке. Не все оригиналы писем Г. Берлиоза из Парижа к В.Ф. Одоевскому, сохранились. К счастью, некоторые из них были переведены историком Марией Юрьевной Барановской, урожденной Пономаревой (1902-1977), и опубликованы. Письма полны ярких впечатлений об осени 1867 г., к примеру, «Я живу воспоминаниями и, прогуливаясь сегодня по Булонскому лесу, вспоминаю о наших прогулках по окрестностям Москвы, когда мы отправились к Юсупову в Архангельское. Вы мне сказали тогда, что ландшафт там более благороден и приятен летом, когда в воздухе чувствуется прохлада, идущая от высоких хлебов. Человек не превратил землю в скелет, лишенный мяса; он сохранил и даже возродил ее одеяние из зелени. Какой большой художник создал Архангельское! Это ваш Трианон. Какую совершенную гармонию образует белая колоннада и анфилада комнат; какая повсюду исключительная роскошь. На каждом шагу вас поражает эта величественная и пышная краса. Никогда я не забуду зала Ротари. Свои лучшие полотна он оставил в России…» (Письмо Г. Берлиоза к В.Ф. Одоевскому. Из Парижа, 19 сентября 1868 г. // Письма к другу. Перевод и публикация М. Барановской. - Сов. музыка, 1969, № 8. – С. 66).

В разные годы Архангельское удостоили своим вниманием императоры Александр I и Николай I, Александр II и Александр III, а также Николай II. В числе посетителей усадьбы известно много выдающихся личностей: Н.М. Карамзин (1766-1826), А.С. Пушкин (1799-1837), П.А. Вяземский (1792-1878), С.А. Соболевский (1803-1870), Н.В. Кукольник (1809-1868), Н.П. Огарев (1813-1877), А.И. Герцен (1812-1870), О. фон Ш. Бисмарк (1815-1898), В.А. Серов (1865-1911), А.Н. Бенуа (1870-1960), К.Е. Маковский (1839-1915), К.А. Коровин (1861-1939) и др. Воспоминаний этих людей об Архангельском, записанных лично и позже опубликованных, сохранилось немного. Тем приятнее перечитать письма, которые появились более 150 лет тому назад. Гектор Берлиоз посетил Архангельское во времена Николая Борисовича Юсупова – младшего (1827-1891). Сам князь в ноябре 1867 г. находился в Швейцарии. Впрочем, и без присутствия хозяина великолепная русская усадьба смогла произвести неизгладимое впечатление на французского музыканта, искушенного видами и дворцами Парижа, Рима и Флоренции.

Публикация подготовлена Надеждой Дозоровой, начальником научно-фондового отдела