16 июня

Особой гордостью художественной коллекции князя Николая Борисовича Юсупова были две мраморные скульптуры «Амур и Психея» и «Крылатый Амур» (ныне обе в Государственном Эрмитаже), выполненные мастером по заказу вельможи. Коллекционер владел еще двумя оригиналами Кановы, известными в нескольких вариантах. Один из них – экспонируемый впервые на выставке «Дамские безделушки» в верхнем зале Колоннады, не представленный ранее в основной экспозиции музея портрет мадам Ж.А. Рекамье в идеализированном облике Беатриче из поэмы Данте «Божественная комедия».

Мадам Рекамье (Жанна Франсуаза Жюли Аделаида Бернар, Jeanne Françoise Juliette Adélaïde Bernard), красавица, французская писательница и хозяйка знаменитого салона – политического, интеллектуального, литературного и артистического центра парижской жизни на рубеже XVIII и XIX веков.

Широкая известность Рекамье в различных кругах общества объясняет интерес к ней многих художников, граверов, скульпторов, запечатлевших ее образ.

Имена ваятеля и его модели стали своеобразными символами эстетических воззрений, вкусов и требований XIX столетия.

Личность и искусство Кановы всегда вызывали интерес у его современников, для которых почетная возможность ритуала посещения его мастерской на виа Сан Джакомо в Риме была столь же важна, как знакомство с Пантеоном, Собором Святого Петра или сокровищами Капитолийского музея.

В блоге Государственного исторического музея Л. Аргун дано подробное описание методов работы великого венецианского мастера со своими произведениями: «Антонио Канова создал свой уникальный стиль в изобразительном искусстве, а также особую технику. Каждая работа выглядит идеальной. Белоснежная матовая поверхность камня создаёт впечатление, что перед нами предстаёт живой человек.

Непосредственно перед началом работы с камнем Канова создавал несколько набросков модели на бумаге. Затем по ним мастер создавал предварительную фигуру в натуральную величину из глины с деревянным каркасом. Чтобы глиняная поверхность не испортилась и не высохла, её покрывали мокрой тканью на некоторое время. Следующий этап заключался в изготовлении гипсовой модели по глиняной форме, то есть делался слепок. Канова часто работал с помощниками. Их задача заключалась в измерении и соотнесении основных параметров будущей скульптуры. Над гипсовой формой устанавливались деревянные каркасы, образующие раму. В гипсовую модель вбивались бронзовые винты (reperes метка; зарубка) — они обозначали основные точки, формировавшие лицо или детали будущей скульптуры, которые после с помощью циркуля переносились на мрамор. Только после этих этапов Канова приступал к резьбе по мрамору. В конце работы каждую скульптуру полировали воском. Причём отдельные детали уже готового изделия, будь то кисти рук, части лица, складки одежды, элементы декора, Канова полировал по-разному, добиваясь необходимой фактуры и тона. Одни детали скульптуры выглядят полностью матовыми, другие высветлены почти до прозрачности. Эта невероятно выверенная и точная техника позволила создать мастеру безупречные произведения изобразительного искусства».