19 июня

«Словно брызги фонтана воссоздает передо мной воспоминание отдельные мелкие, но такие характерные картинки», – писала Вера Николаевна Харузина (1866 – 1931), первая женщина, получившая звание профессора этнографии, в мемуарах «Прошлое. Воспоминания детских и отроческих лет.

Сотканная из небольших и, казалось бы, не слишком ярких стежков ткань повествования преобразуется в полнокровную картину московской жизни 1860 – 1880-х годов. Вслед за автором мы погружаемся в атмосферы старой Москвы с ее нарядными церквями и уютными особняками, шумными торговыми рядами и лавками, любуемся пышной красотой подмосковного Архангельского.

Публикуем отрывок из этой книги…:

«…Любимой моей и самой красивой, по-моему, частью парка была так называемая «верхняя терраса», со своими живыми, пестрыми цветниками, с белоснежными мраморными статуями лежавшая перед «большим домом». На террасе были статуи – и наслаждение (не могу выразиться иначе) было каждый раз смотреть на них. Когда я вспоминаю, с каким чувством в груди я глядела на них, бывало, я всегда благодарна за то, что мне пришлось провести детство в обстановке, вызывающей эстетические впечатления. Только тот, кто переживал чувство восторга перед произведением искусства, поймет, почему я так подолгу останавливалась перед какой-нибудь статуей, погруженная в созерцание…Мы рано познакомились с древнегреческой и римской мифологией – не без влияния, может быть, архангельского парка. У нас были свои любимцы среди богов и богинь, и мы поделили между собой и статуи «верхней террасы». Мы часто уступали друг другу легконогого Гермеса, Ареса и Афину Палладу. Это были неполные статуи, но гермы прекрасной работы, с красивым поворотом головы. Как часто заглядывались мы на них, останавливая свой восторженный взор. Гермы Ареса и Афины стояли у начала прямой центральной дорожки, ведущей от лестницы к «Большому дому», а прочие гермы олимпийцев установлены были воль боковых дорожек и красиво выделялись на стенах из кедров и лиственниц…»

photo_2021-06-08_19-29-51.jpg