В конце XIX – начале ХХ века последняя владелица Архангельского княгиня Зинаида Николаевна Юсупова (1861–1939) часто приезжала в усадьбу вместе с супругом графом Феликсом Феликсовичем Сумароковым-Эльстоном – старшим (1856–1928), после женитьбы также получившим право на титул князя Юсупова, и сыновьями Николаем (1883–1908) и Феликсом-младшим (1887–1967).

Рядом с храмом Архангела Михаила погребена сестра Зинаиды Николаевны Татьяна, умершая в 1888 году. Когда в 1908 году на дуэли погиб старший сын княгини Зинаиды Юсуповой Николай, его похоронили там же. В память об этом трагическом событии Юсуповы решили воздвигнуть в Архангельском новый храм-усыпальницу во имя святителя Николая Чудотворца. Замысел не был полностью воплощен, однако это величественное сооружение, известное также под названием «Колоннада», стало важной и неотъемлемой частью архитектурного ансамбля усадьбы.

Для создания храма-усыпальницы был приглашен видный русский архитектор Р.И. Клейн (1858–1924). Мастер исторических стилей, Клейн в своих московских постройках виртуозно использовал архитектурные образы далеких эпох. Так, например, универсальный магазин Мюра и Мерилиза (ныне – здание ЦУМа) был им решен в ключе неоготики, Средние торговые ряды на Красной площади – в русском стиле, Бородинский мост – в духе неоклассицизма, основанного на мотивах ампира. Неоклассицизм с отзвуками античного искусства особенно выразительно применен архитектором в проекте Музея изящных искусств (ныне – ГМИИ им. А.С. Пушкина).

Здание храма-усыпальницы стало завершающим аккордом в архитектурной симфонии усадьбы. Это сооружение, наиболее позднее по времени создания, умело включено в ансамбль, складывавшийся более двухсот лет.

Храм-усыпальница является композиционной доминантой значительной территории в восточной части усадьбы. Облик здания изменил и функцию этой территории: ее хозяйственное значение в этот период отошло на второй план, и храм-усыпальница на месте прежнего Житного двора стал олицетворением отвлеченной красоты и отрешенности от суеты.  Первоначальный проект Клейна, осуществленный не до конца, предусматривал возможность движения по оси, ведущей от портика храма-усыпальницы по новому мосту через овраг к Большому партеру. Эта ось, пролегающая с востока на запад вплоть до Театра Гонзаги и расположенных за ним рукотворных парковых рощ, связывала в единую перспективу все части усадебного ансамбля, пересекая и дополняя центральную ось архитектурной композиции, на которую, от въезда в усадьбу до берега реки, по направлению с севера на юг, «нанизаны» Большой дворец и регулярный парк.

Здание завершено куполом на барабане с восемью круглыми люкарнами и барельефным фризом: фигуры гениев с гаснущими факелами в руках соседствуют с изображениями декоративных ваз и побегов аканта. Скульптурный декор, ныне, к сожалению, утраченный, имел и вход в усыпальницу в нижней части западного фасада под парадной лестницей: это были барельефные изображения коленопреклоненных ангелов и герб над дверью.

Внутреннее пространство решено в трех уровнях. Верхнее просторное и высокое помещение, в которое можно попасть через портик, именуется в проекте «Церковью». Богато украшенный интерьер с алтарной частью предназначался для проведения богослужений. Под ним находится подобие часовни, обозначенное как «Усыпальница», без амвона и алтарной апсиды: здесь можно было служить молебны. Еще ниже помещен «Склеп», задуманный как погребальная камера.

Завершающие работы по созданию храма-усыпальницы были прерваны Первой мировой войной и революционными событиями в России. Храм-усыпальница не использовался по прямому назначению. Однако как архитектурный памятник он неотделим от ансамбля усадьбы Архангельское, а как воплощение художественных вкусов Юсуповых – от истории этой замечательной семьи, внесшей большой вклад в русскую культуру. Вот почему продолжение жизни памятника в наши дни связано с показом произведений искусства, восходящих к юсуповской коллекции и хранящихся в собрании Государственного музея-усадьбы «Архангельское».