28 Июля

Памятная чашка с портретом Н.Б.Юсупова в испанском костюме. 1831 год.

В архивных документах фарфоровое производство князя Юсупова в различные периоды называли по-разному: "живописное заведение", "фарфоровое заведение", фарфоровый завод, фарфоровая и фаянсовая фабрика.

Одним из главных назначений, определенным самим хозяином и вдохновителем фарфорового раритета в Архангельском, было изготовление "презентов" гостям. Особо выделялись чайные пары для подношений, в которых чашка была украшена портретом. Такого рода изделия расписывались все 14 лет существования предприятия. Использовалось фарфоровое белье разных заводов как европейских, так и русских. Чашки для члена царской фамилии особо украшались богатой позолотой и снаружи, и внутри.

В 1831 году после кончины 80-летнего знатока и ценителя искусств Николая Борисовича Юсупова (15 [28] июля) многие близко знавшие его люди, дальние родственники, знакомые хотели обладать именно такими чашками с его портретом. Это подтверждает один из документов архива Юсуповых в РГАДА – письмо управляющего имением в Московскую канцелярию князей Юсуповых: «Почтеннейшее письмо ваше от 23 сего июля я получил, в следствие коего г-ну Ламберту, о чашке с портретом покойного князя Николая Борисовича для Ея Сиятельства княгини Елизаветы Растиславовны Вяземской, я объявлял, которой говорил мне что хотя и есть у него готовая, но только в гишпанском костюме съ шляпою, а притом и фарфор Его Сиятельства. Впротчем, в большом доме в кладовой так же есть чашки с портретом Его Сиятельства, и в обыкновенном костюме, но как дом опечатан, то для образца взять оных нельзя до распечатания дома, – почему, ежели Ея Сиятельству угодно будет прислать свой фарфор, то Г. Ламбертъ с удовольствием желает услужить Ея Сиятельству и по написании доставить, о чем уведомить вас честь имею. Павел Гофет. 25 июля 1831 г.»

Живописная мастерская по росписи фарфора и фарфоровый завод в Архангельском прекратили свое существование после 1831 года, потеряв в лице Н.Б. Юсупова своего покровителя и главного заказчика.

Известно, что в день смерти Юсупова по распоряжению московского гражданского губернатора Н.А. Небольсина в Архангельском был опечатан дворец и все здания, "чтоб ничто вывозимо не было". Московское общество в полной мере осознавало всю ценность художественных коллекций, собранных екатерининским вельможей. Печати с построек в Подмосковной были сняты только 22 сентября 1831 года.