27.05.2017

Иродион Илоезерский и особый характер белозерской святости. Филолог Александр Лифшиц представил книгу о малоизвестном святом XVI в.

Москва, 26 мая, Благовест-инфо. Преподобный Иродион Илоезерский жил в Белозерье в первой половине XVI в., канонизирован был через сто лет. Со временем житие его было утрачено, а сам он позабыт. Только в день его памяти (28 сентября/11 октября) до сих пор жители двенадцати деревень между озерами Азатское и Ило традиционно «выпивают родионьевскую», но не могут ответить на вопрос о том, что это за праздник. Александру Лифшицу, кандидату филологических наук, заведующему Отделом редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ, преподавателю НИУ "Высшая школа экономики"сотруднику Археографической комиссии РАН, удалось разыскать 11 списков жития прп. Иродиона, восстановить историю его канонизации и описать особенности традиционного уклада жизни Белозерья в XVI - XVII вв. Итогом исследований стала книга «Житие Иродиона Илоезерского. Агиография Белозерского уезда XVI – XVII» (М.: Издательство ВШЭ, 2017).

Презентация нового издания состоялась 23 мая в государственном музее-усадьбе «Архангельское», в библиотеке которого А. Лифшиц нашел список жития преподобного. Как сообщила в начале встречи замдиректора музея по научной работе Людмила Кирюшина, представители Череповецкой епархии заинтересовались выходом нового издания, выразили желание побольше узнать о святом и получить книгу.

Можно ли считать жития ценным историческим источником? Автор книги отметил, что на этот счет в науке нет единого мнения. Например, В.О. Ключевский пришел к выводу о «небогатом историческом содержании» этого источника. Но А. Лифшицу ближе точка зрения Ф.И. Буслаева, который писал, что в житиях «с одной стороны, предлагаются важнейшие данные для истории православия в России, с другой – любопытнейшие подробности для истории частной жизни, как духовной, так и светской, для истории нравов, обычаев, образа мыслей и т.п.». И новая книга – свидетельство этому.

Автор кратко изложил основные вехи жития прп. Иродиона: он пришел в Белозерский край из Корнилиева Комельского монастыря; получив во сне откровение, купил у черносошного крестьянина землю близ оз. Ило, где выстроил церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Святой подвизался в посте и молитве, нес послушание в трапезной палате при храме, раздавал подаяние нищим, а сам питался только хлебом и водой. В житии рассказывается, что со временем построенный преподобным храм стал центром приходской общины. Во избежание соблазнов Иродион по молитве лишился слуха и зрения. Оставив церковь, святой поселился рядом с ней в бобыльской избе (богадельне для немощных). День преставления преподобному возвестил ангел, перед смертью он причастился Св. Христовых Таин. Известно одно прижизненное чудо святого – местный житель увидел, как прп. Иродион лежал на раскаленных углях в печи и оставался невредим. После его кончины совершилось еще более 20 чудес, о которых рассказывает пространная редакция жития.

Что же, кроме сюжетной канвы, можно извлечь из этого источника? В истории создания этого жития есть существенная особенность: сохранились уникальные материалы церковной комиссии, которая проводила в 1653 г. на Ило-озере «обыск о чудесах», опрашивая участников событий. У исследователя была возможность сравнить текст жития и выводы комиссии, что позволяет увидеть дистанцию между «историческим уровнем» и уровнем «духовной реальности». «Видно, как один и тот же факт отражается в житии и в юридическом документе. Это проливает свет на особенности создания жития как жанра. Житийный текст не искажает действительность, а по-своему преломляет, преображает ее», – утверждает автор книги. Он привел пример некоторых чудес, по-разному описанных в источниках: так, 10-летний отрок заблудился в лесу и, согласно житию, нашел дорогу домой по молитвам к прп. Иродиону. Сам же отрок свидетельствовал перед комиссией, что святой явился ему в облачном столбе (возможно, это был смерч, предполагает А. Лифшиц). «По тому, какие события составитель жития счет достойными упоминания, можно судить о том, что выходило за пределы норм обыденной жизни», – отмечает филолог.

В XVII-XVIII вв. появилось несколько редакций жития Илоезерского святого, все они проанализированы в книге. Особое внимание уделяется редакторской работе книжника Кириака Ястребинского, постриженика Киево-Печерской лавры, сосланного в Белозерье за провинности и составившего в середине XVIII в. несколько молитв к прп. Иродиону и списки его жития, которое он переписывает и дополняет по образцу жития своего собственного святого покровителя Кириака Отшельника. Так мог поступить человек, оказавшийся на переломе эпох, – «книжник средневековой культуры, который решил привести текст в соответствие со стилистикой Нового времени», полагает А. Лифшиц.

Анализ всего корпуса текстов, посвященных житию и чудесам прп. Иродиона Илоезерского, дает возможность увидеть многие реалии «очень простой, очень жесткой жизни черносошного мира, в которую приходит человек книжной культуры (прп. Иродион – ред.) и преобразует эту жизнь, поставив церковь, которая становится центром этого мира». В этом «жестком мире» крестьянские наделы тесно перемешаны с монастырскими землями; крупнейшие монастыри типа Кирилло-Белозерского соседствуют с «пу́стынями» на одного-двух монахов; сохраняется старая система погостов (когда церковь строится в месте, равноудаленном от деревень и становится духовным, культурным и административным центром округи, а также местом самоуправления общины); на протяжении десятилетий в церкви служат члены одной семьи, и кандидата в священники выбирает община; монаху, купившему землю для постройки церкви, приходится платить те же подати в казну, что и его черносошным соседям.

Это далеко не все выводы, которые исследователь делает, работая с житием прп. Иродиона и житиями других святых, прославившихся в Белозерье. А. Лифшиц доказывает существование своеобразной белозерской агиографической традиции и связывает это с попытками установления празднования Собора Белозерских святых, в составе которого нет иных групп святых, кроме преподобных. «Характер белозерской святости лучше всего может быть определен словом «камерный», «домашний». Каждый из белозерских святых – свой, принадлежащий тому небольшому миру, той округе, где проходила его жизнь, куда и в отсутствие написанного жития приходили люди, как приходили к могиле прп. Иродиона на Ило-озеро на протяжении трехсот лет», – отмечает автор книги.

В самом начале презентации А. Лифшиц говорил об особенностях менталитета средневекового человека, для которого многое представлялось чудом, даже такие обыденные вещи, как выйти из дома, а потом вернуться обратно живым и невредимым. Работе над книгой тоже сопутствовали чудеса. Константин Боленко, заведующий библиотекой музея-усадьбы «Архангельское», проследил исторический путь рукописного сборника, в составе которого оказалось житие прп. Иродиона. Этот конволют из собрания князя М.А. Голицына был передан из имения Дубровицы в Никольское-Урюпино, оттуда в Архангельское, а потом – в Ново-Иерусалимский музей, где большинство книг погибло во время Великой Отечественной войны. Но этот сборник уцелел и вернулся в хранилище Архангельского, где и произошла его встреча с А. Лифшицем. Напоследок коллеги А. Лифшица вспомнили, что тираж новой книги хранился в помещении, которое было подтоплено из-за аварии. Но «Иродион Илоезерский» вышел сухим из воды.


Источник:  http://blagovest-info.ru

Поделиться: