События

Онлайн выставка "Хрустальная "затея" князя Николая Борисовича Юсупова"

Онлайн выставка "Хрустальная "затея" князя Николая Борисовича Юсупова"

21.05.2020

Онлайн

Выставка посвящена работе княжеского хрустального завода. Тематика выставки очень актуальна в связи с организацией Открытого хранения предметов декоративно-прикладного искусства в павильоне «Каприз». 

Князь Николай Борисович Юсупов (1751–1831), один из образованнейших людей своего времени, сочетал в себе глубокий и ясный ум, безупречный вкус, обширные знания с качествами подлинного предпринимателя. Екатерина II и Павел I доверили ему управление многими императорскими учреждениями: театральными зрелищами в Петербурге, стеклянным и фарфоровым заводами, шпалерной мануфактурой. Вверенные ему предприятия Юсупов реорганизовывал и возрождал к новой жизни, преображая в настоящие художественные производства. Имея за плечами такой опыт, князь после приобретения Архангельского организовал в нём собственные производства. 
 

Вскоре после приобретения Архангельского в усадьбе развернулось строительство завода по производству хрусталя. Князь скрупулёзно вникал во все тонкости организации производства, собственноручно составляя распоряжения о покупке материалов. Штат он организовал по образцу, введённому им на Императорском стеклянном заводе, и набрал его из обученных там же своих крепостных. Главным мастером был назначен Алексей Иванович Муратов, подмастерьями – Ермолай Васильев и Василий Фролов. К ним были приставлены ученики, набранные из окрестных деревень. Труд Голтвинского служил, по всей вероятности, практическим пособием при организации производства


Хрустальный завод состоял из шатра с печью, вмещавшей четыре горшка, шлифовальной и горшечной мастерских и сарая для материалов. Он был пущен в работу в мае 1814 года, а в августе Юсупову был послан отчёт о 337 предметах «разных сортов посуды». Продукция предназначалась для «удовлетворения нужд буфета Его Сиятельства», небольшая часть шла на продажу.

В 1814-1815 годах хрустальщики проходили стажировку на Императорском Стеклянном заводе у одного из лучшего мастеров – Семёна Леонтьевича Левашова (1761–1827). В собрании музея хранится предмет, который, скорее всего, был выполнен во время этой стажировки. Это – бокал, безукоризненный по форме, пропорциям, качеству грани и гравировки. Бокал был поднесён князю в день его именин, об этом свидетельствует гравировка в медальоне на тулове: литеры NY (Николай Юсупов) под княжеской геральдической короной и дата «1814» с литерами «де» и цифрой «6». 6 декабря (19 по н.ст.) – день памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, именины Н.Б. Юсупова.

Количество произведённой посуды в Архангельском увеличивалось с каждым годом, ассортимент расширялся и пополнялся новыми изделиями: кружки, рёмеры, бокалы, графины, стаканы и рюмки, банки и бутылки, солонки, полоскательницы, чернильницы, баночки и плошки для кондитера, лампы и лампады для дома.


Изделия завода отличались зелёным оттенком стеклянной массы, вследствие того, что в окрестностях не было качественного песка – основного компонента для изготовления стекла. Мастера пытались путём варьирования добавок в шихту (смесь материалов для стекловарения) исправить этот недостаток, но это им не удалось.



Среди способов декоративной обработки преобладали два вида алмазной грани: «ананасная» и «винтовая». «Ананасная» представляет собой четырёхгранные островерхие пирамидки, «винтовая» – глубокие V-образные прорези (визуально рисунок напоминал винтовую нарезку, что и позволило дать ему такое точное образное название).

Особенно интересен «круглый» графин для рома. Винтовая грань на его тулове расположена вертикально, широким размеренным шагом, что придаёт обычному по форме предмету совсем необычный вид.


Вследствие отсутствия качественного сырья, к 1820 году предприятие было преобразовано в гранильную мастерскую, где хрустальщики занимались только декоративной обработкой изделий. Гладьё сначала приобретали небольшими партиями в московских посудных лавках, а в 1823 году была сделана оптовая закупка на Гусевской хрустальной фабрике С.А.Мальцова во Владимирской губернии. В неё вошли графины, бочонки, бокалы, рюмки, стаканы, кружки, чашки, чайники, чайницы, сахарницы, молочники, тарелки, блюдечки, цветники, умывальники, горчичницы.

При обработке этих изделий мастера применили декор в виде выпуклых граней, который ранее использовали лишь изредка. По форме он был похож на «лист бамбука» – одну из самых распространённых граней первой трети XIX века; но хрустальщики Юсупова нашли настолько необычный ход, что популярный декор получил совсем новое звучание. Мастера прокладывали по изделию винтовую грань, гребень которой потом заоваливали, в результате чего получали своеобразный лаконичный изысканный декор. Его использовали настолько всеобъемлюще, что он стал стилем и «визитной карточкой» завода.

Графин разделён внутри перегородкой на две части. Такие изделия предназначались для подачи на стол сразу нескольких вин (водки, мадеры, травника и пр.), количество перегородок могло достигать шести штук.

Бочонок предназначался для подачи на стол спиртных напитков. При сервировке их ставили на специальную подставку, при этом большое отверстие служило для заполнения бочонка напитком, отверстие на торце – для разлива напитка при помощи крана.



В 1826 году князь принял решение о закрытии гранильной мастерской и в 1827 году привёл его в исполнение.
В судьбе хрустального завода в Архангельском счастливо соединились талант мастеров и воля хозяина. В силу объективных причин предприятие было закрыто, но целых тринадцать лет «хрустальная затея» Николая Борисовича Юсупова была достопримечательностью созданного им «подмосковного Версаля».

Спустя несколько месяцев после закрытия усадебного предприятия, Н.Б. Юсупов приобрел лесной участок со стекольным заводом при селе Труфанове Судогодского уезда Владимирской губернии. Этот регион был одним из крупнейших центров стекольной промышленности Российской империи. Предприятие, получившее позднее название Тасовской фабрики, располагалось неподалёку от деревни Перхуровской – административного центра всех рязанских вотчин князя.
Территория была полностью благоустроена: заводской корпус, горшечная и прочие мастерские, избы для мастеровых, кирпичный завод. Лес для нужд производства можно было рубить в передаваемом для этого заказнике Всеволожского, высокого качества песок и огнеупорная глина располагались здесь же, на берегу рек Поли и Бужи.

Во главе производства был поставлен крепостной мастер Василий Емельянович Панфилов. Лучшие образцы присылали в господский дом, и уже к 1831 году в кладовых Архангельского хранились изделия этого предприятия. Фабрика выпускала десятки тысяч изделий в год, стеклянную и хрустальную посуду, в том числе изделия высокого качества с весьма сложным, безупречно выполнявшимся декором. Отдельно в списках выделялась трактирная посуда: графины, стаканы, рюмки. Основные лавки для их продажи были расположены в С.-Петербурге.

Продукция Тасовской фабрики имела успех на российских мануфактурных выставках: в 1839 году в Санкт-Петербурге её удостоили малой серебряной медали. Предприятие успешно действовало вплоть до начала XX века.
По сведениям краеведов из открытых источников, в 1930-1980-х годах производство было реорганизовано в завод по изготовлению стеклотары.