Музейная коллекция интерьерной скульптуры насчитывает 205 предметов и включает также небольшое количество приобретений, сделанных потомками, поступлений из Музейного фонда в первые годы после революции и покупок в антикварных магазинах в 1980-90-е годы. Основную ее часть составляют предметы, приобретенные Николаем Борисовичем Юсуповым Старшим, который начал формировать эту коллекцию более полувека, начиная с 1770-х годов. Сопоставление сохранившихся имущественных описей Архангельского 1820–1850-х годов с учетными документами музея показывает, что большая часть произведений, располагавшихся в Большом Доме в эти годы, до сих пор находится во Дворце, причем нередко на тех же местах, что и два столетия назад.

Особую роль в подборе памятников имело знакомство коллекционера, личное и через посредников-антикваров, с видными мастерами: Ж.-А. Гудоном, А. Кановой, К. Альбачини, Дж. Франки, П. и А. Трискорни, М.И. Козловским, И.П. Витали, чьи произведения в оригиналах или копиях приобретались для украшения убранства. Стилистический, жанровый и временной диапазон скульптуры весьма впечатляет: от античных мраморов I века до середины XIX столетия. Преобладают произведения западноевропейских классицистов XVIII–XIX веков, исполненные в различных материалах: мраморе, бронзе, гипсе, алебастре, и отличающиеся по типу: группы, статуи, бюсты, барельефы.

В Архангельском скульптура, размещенная на различных по размерам постаментах и колонках из натурального и искусственного мрамора, дополняла убранство многих залов, добавляя выразительность интерьеру и обогащая его цветовую палитру.

В Вестибюле пространство организуют стоящие в нишах композиции «Амур и Психея» и «Кастор и Поллукс».

В зале Тьеполо были представлены в основном произведения на мифологическую тематику – копии с античных оригиналов в бронзе и мраморе: «Умирающий гигант», «Аполлон Бельведерский» Д. Дзоффоли, «Меркурий» А. Триппеля и работа бронзовщика Ф. Ригетти статуэтка «Диана Версальская» (редукция римской копия с греческого оригинала третьей четверти IV в. до н.э., приписываемого Леохару).

Южный салон, как и симметричный ему Северный, Гюбера Робера был создан в 1816 году в форме восьмиугольника для «целесообразного использования плоскостей стен специально для развески больших полотен» французского мастера. Центр салонов в основном обозначался скульптурой – в Северном статуей с оригинала Э. Бушардона «Амур, делающий лук из палицы Геркулеса», в Южном фигурой «Воин, надевающий доспехи» Э. Вольфа. Такая расстановка способствовала естественному круговому обходу со сменой впечатлений: через открытые двери видна перспектива уходящих вдаль комнат, заканчивающаяся выходом в парк. Античные скульптуры, изображенные художником среди руин, перекликаются с исполненными под влиянием древних образцов, мраморными изваяниями в интерьере и за окнами в саду. В первые годы после приобретения усадьбы в Большом доме устраивается своеобразная «галерея древностей» для размещения антиков в специальном зале, получившем названия «Антиковая комната», «Античный зал», «Salon des Antiques» или «Salle des Antiques». Салон Древностей, Зал античного искусства – гостиная для показа памятников древнего искусства. Собрание древностей, хотя и небольшое, было разнообразным по составу: четыре юношеские фигуры, четыре детские статуэтки, три мужских бюста, урна и фрагмент статуи. После 1837 года античная коллекция была разрознена. В настоящее время пять подлинников хранятся в Эрмитаже, один - в Горном музее (Санкт-Петербург) и шесть - в музее-усадьбе «Архангельское» (в экспозиции Античного зала пять предметов); местонахождение еще одного пока неизвестно.

Судя по "Описи разным вещам, имеющимся в Архангельском Доме…" изображения венценосных особ располагались во вновь создаваемом с 1822 года Императорском зале. На портрете Екатерины II работы итальянского скульптора и реставратора Карло Альбачини (Albacini Carlo), императрица представлена в лавровом венке и диадеме, ее волосы локонами спадают на плечи. Этот мраморный бюст – переработка оригинала, выполненного Федотом Шубиным (Лондон, Музей Виктории и Альберта). Строгий и сдержанный декор зала дополнен ещё двумя работами итальянского мастера ‒ парные настенные барельефы Петра I и Екатерины II ‒ горделивый профиль правительницы четко выделяется на фоне черного шифера в обрамлении бронзовой позолоченной рамы. К 1830-м годам в зале были размещено восемь бюстов правителей России, от Петра I до Николая I включительно, и за интерьером закрепилось наименование Императорского зала.

Двусветный Овальный зал – композиционный центр Дворца и усадьбы, украшен мраморными каминами, на полках которых размещены скульптурные бюсты Дианы и Венеры.

Ценитель искусства гордился знакомством с прославленным итальянским скульптором Антонио Кановой. В настоящее время в Архангельском находятся два оригинала этого мастера – «Парис» и «Портрет мадам Рекамье в образе Беатриче». А созданные им шедевры – «Амур и Психея», «Крылатый Амур» (ныне оба в Государственном Эрмитаже) - были установлены в специально созданной во дворце «Амуровой комнате».

В одной из Зимних комнат, завершающих восточную анфиладу Дворца, – Кабинете владельца, представлена единственная сохранившаяся авторская гипсовая отливка портрета Николая Борисовича Юсупова. Скульптором Иваном (Джованни) Петровичем Витали создан образ высокопоставленного государственного вельможи высшего ранга, высокообразованного дипломата, доверенного сановника императрицы Екатерины, верховного маршала коронаций трех российских императоров: Павла I, Александра I и Николая I.

Принцип симметрии в Парадной столовой, интерьере с интереснейшим и сложным убранством, подчеркивают парные акценты: мраморные изваяния Вакха и Амура, аллегории Верности и Любви в виде девушки с собачкой и девушки с голубем. Скульптура «Купающаяся Афродита, восходящая к античной мифологии, отмечает центр южной стены.

По окончании реставрации Дворца предметы снова займут свои места в исторических интерьерах.

Современные фотографии предоставлены фотографом Алексеем Юрьевичем Морозовым.