Музею 100 лет

Парковые скульптуры усадьбы Архангельское вернутся на свои прежние места

17 Июля 2018

Парковые скульптуры усадьбы Архангельское вернутся на свои прежние места

Реставрацию коллекции скульптур специалисты обещают завершить уже через год — к 100-летию музея

В Государственном музее-усадьбе «Архангельское» началась реставрация коллекции парковой скульптуры. Работы стали частью большого проекта, который завершится к 2025 году.
Коллекция парковой скульптуры насчитывает более 200 экспонатов. Большая их часть была заказана и приобретена в начале XIX века князем Николаем Борисовичем Юсуповым. Владелец усадьбы тщательно подбирал для Архангельского скульптуру разной жанровой тематики — здесь есть римские и греческие боги и герои, портреты философов и политических деятелей, многофигурные композиции большого размера, много анималистики. «В жанровом смысле у нас представлено практически все, что было характерно для садов и парков конца XVIII — начала XIX веков, — поясняет завсектором скульптуры и слепков музея-усадьбы Анна Кузнецова. — Например, одних только львов (а это особая для Юсупова тема) в коллекции 14. Все они разные по характеру и иконографически».

Большинство скульптур было изготовлено в мастерской Карла Пинно, итальянского мраморщика, работавшего в России. Но есть в коллекции и совсем старый подраздел, формировавшийся предыдущим владельцем усадьбы Николаем Алексеевичем Голицыным: львы в египетском стиле, боргезские борцы на большом зеленом партере, гермы. Часть собрания долгие годы обреталась в фондохранилище. К юбилею музея ее также планируют выставить в парке, сейчас скульптуры ждут своих постаментов. Эти статуи не подвергались воздействию окружающей среды и не требуют глубокой реставрации, в отличие от 137 скульптур, украшавших парк долгие годы. Именно последними уже занимаются специалисты компании «Практика реставрации».

Как рассказал генеральный директор компании, художник-реставратор Павел Шишмарев, сейчас в мастерские доставлено 68 скульптур. С остальными, как правило крупными ростовыми изваяниями, будут работать прямо в музее. «Скульптуры демонтировали с их мест, — поясняет Шишмарев, — привезли в мастерскую, сделали пробные расчистки. Проблем много: не только атмосферные и биологические загрязнения, но и трещины, и швы, и результаты прежних реставрационных работ, пришедшие в негодность».

Отдельного внимания требует структура мрамора. Исследование внутренней деструкции уже проводили в Архангельском специалисты Государственного НИИ реставрации лет 15 назад. Теперь его повторят и сопоставят результаты. Реставрационный совет будет решать и более тонкие методологические вопросы. «Технологии за последние 20 лет почти не изменились, — продолжает Шишмарев, — а вот вопросы экспозиции, подходов требуют обсуждения как в целом, так и по каждой скульптуре. До какой степени расчищать и восполнять утраты? На какой период времени? Будем ли мы использовать мрамор или минеральные восполнения? На какой основе будут сделаны склейки? Требуют замены и корродированные в процессе бытования внутренние крепежи, соединявшие скульптуры с постаментами». Консультантами проекта выступают руководитель отдела научной реставрации монументальной скульптуры ГосНИИР Елена Антонова и руководитель мастерской реставрации каменной скульптуры Центра им. И.Э.Грабаря Дмитрий Котов.

Прежних реставраций было две, первая случилась после 1812 года. Одно время в усадьбе квартировал Наполеон, но войска ушли, ничего не повредив. А вот крестьяне, пока хозяин поместья не вернулся, устроили бунт, разгромили дом и побили скульптуры — около 30 совсем новых бюстов, перед самой войной установленных Карлом Пинно. Крепостных Юсупов усмирил быстро, а для реставрационных работ пригласил, предположительно, того же Пинно. «Документальных свидетельств о проведенных работах не сохранилось, но кое-что мы все же можем сказать об их качестве, — поясняет Анна Кузнецова. — Тогда были перепутаны подставки под бюсты с надписями, путаница дошла до наших дней (например, женский бюст с подписью под ним „Аристомен“). Мы проведем отдельную работу, чтобы вернуть все на нужные места».

Вторая реставрация случилась после другой войны — в 1953–1954 годах. В военное время скульптуры, чтобы уберечь, закапывали в землю, но утрат было не избежать. Особенно страдали проблемные места: откалывались носы, уши, некоторые бюсты лишились голов. Научная реставрация длилась почти два года и включала склеивание фрагментов, глубокую очистку мрамора, восстановление утраченных мест. «Мы обязательно будем смотреть степень сохранности реставрационного материала, ведь его свойства со временем теряются, — говорит Павел Шишмарев. — Кое-где на склейках уже при перевозке появились трещины. Изменение цвета, плотности, появление мучнистости — все это признаки того, что требуется расклейка и замена старого материала на современный».

После реставрации скульптуры вернутся на свои места в парке. Для поддержания их в оптимальном состоянии Павел Шишмарев рекомендует проводить не только постоянный мониторинг, но и ежегодную водную расчистку, гидрофобные замеры на впитываемость поверхностью жидкости, биоцидную обработку. Анна Кузнецова поясняет, что вред порой наносят и посетители. «Тяжелый период был в 1990-е, когда музей был закрыт и местные жители нередко приходили по ночам, спихивали скульптуры с постаментов, — говорит хранитель. — Сейчас территория охраняется, публика изменилась, однако все равно приходится закрывать скульптуры в короба из специального стекла». Особой заботы требуют вазы: в них постоянно ска- пливается вода. Предполагается сделать в вазах цветочные вставки — такие были и при Юсуповых. Но это уже вопрос будущего, а впереди у реставраторов всего год, чтобы привести в порядок большую и уникальную коллекцию.
Источник http://www.theartnewspaper.ru